Бурятия в лицах

Дармаев Лубсан Нима

XVII ПАНДИТО ХАМБО ЛАМА 1946-1956

Лубсан Нима Дармаев родился в 1890 г. в местности Гэдэн-Нюга Торейского аймака в многодетной семье скотовода Цыренова Дармажапа из рода хорчид. Из четырех сыновей Цыренова Д. второй сын Лубсан Нима был отдан в Сартул-Булагский дацан. В течение многолетней учебы он осваивает основы буддийской философии, защищается на ученую богословскую степень габжа. В конце 20-х годов избирается ширээтэ Сартул-Булагского дацана.

В 1928 году на третьем Духовном Соборе буддистов был избран членом ЦДС.

В годы репрессий и гонений на религию и духовенство был заключен в Кяхтинскую тюрьму. Работал на строительстве железной дороги Наушки-Кяхта.

Тяжелая изнурительная работа на строительстве, жизнь впроголодь сделали свое дело. Однажды тюремные надзиратели нашли его без сознания, посчитав за умершего, выбросили в канаву. В это время его нашел житель Торея Сосоров Гомбожап и спас его от неминуемой смерти. Об этом рассказала дочь Гомбожапа Сосорова. Ее отец вместе с Лубсан Нимой были в юности хувараками Сартул-Булагского дацана. По определенным обстоятельствам отец не смог продолжить учебу, стал мирянином. По рассказу ее матери, в 1937 голу он нашел Дарма Хамбо без сознания в канаве и привез его домой. Затем он нашел вдали от поселений для Дармаева пещеру, где тот мог скрываться от властей. В течение трех лет Л.Н. Дармаев прятался в пещере в местности Жаргалантуй в долине Верхнего Торея. В 1940 году охотник их Верхнего Торея Нянтой Чойдоков случайно нашел его. Дарма Хамбо сказал ему: «ты уведи меня и сдай властям, а дальше пусть все будет в руках божьих». Дарма Хамбо вновь был заключен в тюрьму. Во время войны он находился в тюрьме, выполнял разные работы, в том числе на строительстве. В 1944 году был реабилитирован и освобожден.

После этого под руководством Дид Хамбо ламы Хайдуп Галсанова организовал среди верующих буддистов сбор средств в фонд обороны. Лично внес 34 тысячи рублей. Получил благодарственное письмо от Сталина.

Активно принимает участие в становлении и возрождении буддийской церкви. В 1944 году с Дид Хамбо ламой Хайдуп Галсановым и другими ламами едет в Москву с ходатайством к Сталину об открытии буддийского монастыря в Бурят-Монгольской республике. Из воспоминаний односельчанина Хамбо Ламы, которому он рассказал о своей поездке в Москву: «Много дней я провел в поезде в Москву. Очень помогло то, что я хорошо знал русский язык. Когда я прибыл в указанное место, меня там уже ждали. Завели в комнату, стали расспрашивать о политике, истории, дружбе народов. После совета вручили бумагу с уведомлением о строительстве дацана».

В 1946 году на съезде представителей буддийской религии Восточной Сибири избран Председателем ВЦДЦБ Пандито Хамбо Ламой.

В возрождении буддийской церкви роль и вклад Пандито Хамбо Ламы Лубсан Нимы Дармаева огромен. Под руководством Хамбо Дармаева осуществлено строительство Иволгинского дацана. Он вновь станет оплотом и центром духовной культуры. Верующие получили возможность исповедовать свою религию, сохранять спокойствие, совершать молебны, особенно в тяжелые послевоенные годы. Была восстановлена ежедневная религиозная деятельность бурятского духовенства. Продолжена традиция института Пандито Хамбо Ламы.

В послевоенные годы буддийская церковь Бурятии выходит на новый уровень международных отношений. Открылись возможности для участия бурятских буддистов в борьбе за всеобщую безопасность в мировом сообществе. Буддийское духовенство вступило в ряды борцов за мир во всем мире. С 1950 года Хамбо Лама Лубсан Нима Дармаев принимает активное участие во II и III Всесоюзной конференции сторонников мира в г. Москве. По результатам этих конференций бурятское духовенство организовало кампанию по сбору подписей под воззванием Всемирного Совета Мира о заключении Пакта Мира между пятью державами. Хамбо Лама и ламы Хамбинского Сумэ выезжали в аймаки и проводили агитационную работу с призывом к верующим подписать воззвание. Приветствие конференции и ее обращение было переведено на монгольский язык и разослано по аймакам. [НАРБ ф.248-Р, д.81,84, лл 40,13, 91/4, л.42]. ВЦДУБ включается в протест о применении бактериологического оружия американских войск в Корее. Был осуществлен сбор подписей под Стокгольмским воззванием о запрещении атомного оружия.

В его времена было заложено начало для возрождения тувинского духовенства. Хамбо Лама самолично выезжал в Туву и проводил работу среди духовенства и населения.

О последних днях Хамбо Дармаева рассказала Цыден-Еши Банзаракцаева из села Нижний Бургалтай: «Я невестка младшего брата Чагдара. В 1959 году наша семья привезла домой состарившегося Убая (так называли Хамбо его родные) с Иволгинского дацана. Почувствовав близость кончины, он наказал своим родственникам привезти с Верхнего Бургалтая Сандака Жаргалова, гэбши лама, чтобы он присмотрел за ним. И еще он наказал, чтобы тело его кремировали. В 1960 году он ушел в сидячем положении, положив обе руки на колени, так, как читал обычно молитву. В таком состоянии его тело находилось 12 дней. Люди этому могут и не поверить, но поскольку я это все видела своими глазами, я тому живой свидетель. Хотя было в то время тепло, лицо его нисколько не изменилось. Спустя некоторое время из Иволгинского дацана приехало 10 лам. Они ожидали еще 5 дней, Учитель должен был подать какой-то знак. Только на 12-й день я видела, как с правой стороны из носа Убая закапала кровь. После этого ламы облегченно вздохнули «наконец-то он подал знак», совершили обряд… и увезли на родину в Гэдэн-Нюга, посадили на ровном месте и воздвигли субурган. Молебен о перерождении ламы обещали заказать в Тибет».

Потомки с глубоким почтением и благодарностью будут вспоминать и возносить молитвы великим бурятским учителям ламам за их величайший подвиг, сохранение драгоценного Учения, за возрожденную духовную культуру народа.

 

5218
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии