Бурятия в лицах

Иролтуев Чойнзон

XI ПАНДИТО ХАМБО ЛАМА 1896-1911

 

Чойнзон Доржи Иролтуев родился в 1843 году в местности Нарин-Ацагат Хоринского ведомства, в семье Иролто зайсана. С малых лет был отдан в хувараки в Ацагатский дацан. Учителем его был известный ширээтэ Ацагатского дацана Жанчип Ванчиков. Изучает монгольскую и тибетскую грамматику и успешно проходит стадии обучения буддийской философии. Затем продолжает образование в монастырях Монголии и Тибета. После окончания обучения возвращается на родину и зачисляется в штат Ацагатского дацана. 

 

В 1892 г. назначен на должность ширээтэ Шолотского дацана (Ацагатского) и в течение 5 лет активно работает на благо дацана. В этот период построен в память пребывания цесаревича Николая в Ацагатском дацане сумэ Цаган Дара Эхэ. «В 1981 году во время посещения цесаревича Николая Ацагатского дацана Чойнзон Иролтуев удостоился беседы с высокопоставленным гостем. Цесаревича интересовала тибетская медицина и ее методы лечения. Будущий Император подарил Иролтуеву золотые часы… Эта беседа не прошла даром. В 1895 году князь Ухтомский прибыл на специальном поезде до станции Онохой из Иролтуевым, чтобы увезти его в Санкт-Петербург, в царский дворец для лечения детей Николая II. Вместе с ним уехали эмчи лама, ученик Иролтуева Лудан Шагдаров, Дэмчик Доржиев, Санга Галтаев. Они пробыли продолжительное время в Санкт-Петербурге, жили в Царском Селе, в Зимнем Дворце, Петергофе, а в летнее время проживали в Ялте. За лечение царской семьи были удостоены наград, Чойнзон Иролтуев награжден двумя орденами» [Выдающиеся бурятские…, с.54].

 

После отставки Пандито Хамбо Ламы Дампил Гомбоева в 1895 году Чойнзон Иролтуев избран в число трех кандитатов на пост Пандито Хамбо Ламы. В 1896 году утвержден в должности Пандито Хамбо Ламы. В марте того года проведена интронизация.

 

Копия телеграммы в Хабаровск Генерал Губернатору из Санкт-Петербурга: «Собственноручно подписанную Его Величеством грамоту вручить новому Хамбо Ламе Иролтуеву торжественно в присутствии чинов областного правления и 24 казаков ламаитов. Иролтуева по принятии присяги командировать в Москву на коронацию по предложению Генерал Губернатора Духовского» [ГАЧО, ф.1обш., оп.1, д.6950, л.16]. В апреле т.г. в сопровождении 14 известных лам по приглашению на коронацию императора прибыл в Санкт-Петербург. 15 мая принял участие в церемонии коронования Николая Второго.

 

В 1898 году более шести месяцев Хамбо Иролтуев находился в паломничестве в Индии, Таиланде, Китае. Из своих поездок они привез для бурятских дацанов священные реликвии, статуи, старинные сутры на пальмовых листах, священные 108 томов Ганжура, 225 томов Данджура на монгольском языке. В 1903 году из Индии им была привезена каменная статуя Будды и другие предметы культа. Часть из них сохранилась, в частности, каменная статуя Будды, сутра на пальмовых листах находятся в фондах Музея истории Бурятии.

 

В 1899 году организовал строительство Читинского дацана, которое было приурочено ко второй сельскохозяйственной выставке. В своем письме военному губернатору Мациевскому Хамбо Иролтуев напишет: «Буряты-буддисты Забайкальской области как только услыхали об учреждении в г.Чите сельскохозяйственной промышленной выставки, с великой радостью согласились пожертвовать три тысячи рублей на ограду выставки и построить при Читинском музее модель буддийского храма, могущую послужить пред глазами иностранных соседей доказательством милостивого отношения нашего правительства ко всем религиям и послужит объединению единодушия востока и запада» [ГАЧО, ф.1обш., оп.1, д.3844, л.1]. В течение одного года силами бурятских родов дацана в Чите был построен и впоследствии стал связующим звеном в культурно-религиозных взаимоотношениях между бурятским и русским населением.

 

Находясь на посту Пандито Хамбо Ламы свыше пятнадцати лет, Чойнзон Иролтуев провел огромную работу по укреплению буддийской церкви в российском государстве. Деятельность его была разносторонней. Личное знакомство Хамбо Иролтуева с царской фамилией, влиятельными сановниками помогало ему в решении многих важных вопросов, касающихся духовенства, дацанов и бурятского народа. Он активно участвует в работе различных комиссий правительства по разработке проектов Положений об управлении буддистами. В 1904 году с ширээтэ Агинского дацана и родоначальниками выехал на Квантунский остров, в Порт-Артур. Был представлен наместнику Алексееву, который обратился к Хамбо с вопросом, нужно ли бурят оставлять на прежних основаниях по Уставу 1822 года или следует ввести новую реформу по закону 23 апреля 1901 года. На что ответ Хамбо был о введении реформы.

 

Двадцатый век приносит глобальные изменения в политике, экономике, культуре, религии, в сознании людей во всем мире, а также в жизни народов, проживающих в Российском государстве. Буддийское духовенство во главе с Хамбо Ламой Иролтуевым, Цаннид Хамбо Агван Доржиевым понимает, что необходимо менять структуру духовенства и образа жизни бурятского народа, чтобы в новом веке включиться в мировое сообщество, внося вклад своими достижениями в общемировую культуру как исторически сформировавшийся этногенез.

 

Роль бурятского духовенства в решении национальных вопросов, просветительской работы, сохранении культуры особенно усилилась и активизировалась в сложные революционные годы. В 1905 году бурятской интиллигенцией и духовенством организована партия «Знамя бурятского народа». Ее организаторы и руководители - Хамбо Лама Иролтуев, Цаннид Хамбо Агван Доржиев. В число единомышленников входит ширээтэ Янгажинского дацана Даши Доржи Итигэлов. Основной идеей программы были реформа буддийской конфессии, использование ее институтов для распространения научных знаний, превращения дацанов в центры культуры в обновленческой форме. Для этого намеревались провести ряд преобразований в системе управления, обрядовой практике, в обучении. Одной из важных задач было научное изучение монгольского и бурятского языков для перевода буддийской литературы на родной язык и соверщение обрядовой службы на этих языках. Поднять общий культурный уровень духовенства изучением европейской культуры. 

 

По инициативе Пандито Хамбо Ламы весной 1905 года был созван Всебурятский съезд в Чите. «На съезде присутствовало 32 ширээтэ и гелонгов, 32 мирянина, представители приходов, 85 общественных доверенных, 13 должностных лиц волостного управления, 10 представителей интеллигенции…» [Жамцарано, с.198]. Съезд заседал с 26 апреля по 1 мая 1905 года. Делегаты съезда во главе с Хамбо Ламой Иролтуевым, Цаннид Хамбо Агван Доржиевым пришли к решению «требовать даровать бурятам широкого самоуправления, независимости от административной опеки, делопроизводство на родном языке… По этому поводу был составлен Батодалай Очировым протокол и подписан всеми» [там же, с. 200]. Это прошение было подано Пандито Хамбо Ламой в Санкт-Петербурге лично Государю Императору 31 января 1906 г.

 

С 4 марта по 14 апреля 1906 года в Санкт-Петербурге по вопросам бурят и калмыков заседало Особое совещание по вопросам веры. Присутствовали от бурят и калмыков: Хамбо Лама Иролтуев, Цаннид Хамбо Агван Доржиев, Данзан Норбоев, ширээтэ Ринчинов, представители от бурятских Округов, представители из Калмыкии. Председателем Совещания был действительный статский советник В.П. Чреванский, министр народного просвещения А. Будилович, министр внутренних дел В.Владимирцев; были приглашены: тайный советник А.М. Поздняков, действительный статский советник Я.П. Шишмарев, действительный статский советник П.А. Бадмаев.

 

«Обсудив… Особое совещание… постановило… именовать впредь бурят и калмыков, исповедующий буддийское вероучение, буддистами; сохранить титул Пандито лишь за настоящим первенствующим ламою, с тем, чтобы преемники назывались Хамбо Ламами; …не запрещать бурятам и калмыкам строительство дацанов…». Хамбо Иролтуев ходатайствовал об увеличении штата. По этому поводу «штаты ламайского духовенства представлены необходимыми с государственной точки зрения, но и в интересах вероучительного персонала. Посему штаты сохранить…, не умаляя присвоенных ему преимуществ» [РГИА, ф.821, оп.133, д.408, лл.295-300]. Впервые был решен положительно вопрос об открытии бурятских школ с преподаванием на монголо-бурятском. Также ламам было предоставлено право «по приглашению обществ обучения буддийскому вероучению». 

 

В 1909 году в Чите на заседании съезда делегаты ставили вопрос об объединении бурят в единый народ, для этой цели постановили вести работу среди иркутских крещеных бурят по принятию буддийской религии и созданию бурятского алфавита. Согласно этому постановлению Агван Доржиев создал алфавит, названный впоследствии «агвановским». 

 

Не обошла бурят Первая мировая война. В августе 1914 года по распоряжению Главного управления Российского общества Красного Креста проводится работа по сбору средств жертвам войны с Германией и Австрией. Администрация области, военный губернатор обращаются к буддийскому духовенству произвести сбор средств среди населения на содержание лазаретов и военные цели. В 1916 году на тыловые работы было отправлено свыше 10000 бурят. Во время военных действий 1914 года для поддержки своих земляков, казаков-бурят и помощи им Хамбо Лама не раз выезжает на фронт. На собранные среди населения деньги были открыты лазареты для раненых. «Наши буряты действуют молодецки. Заботятся о своих сородичах, призванных на работы, образцово. Приехал сюда и Пандито Хамбо Лама Иролтуев, 79-летний старец, объезжал он бурят на фронтах…» [Андреев, c.26].

 

В докладной характеристике на ходатайство к награде Военный Генерал Губернатор Мациевский пишет: «Нельзя не отметить выдающейся деятельности главы ламайского духовенства. Будучи человеком очень просвещенным и пользуясь громадным влиянием среди бурятского населения, горячо любил Россию. Всю свою просвещенную деятельность направлял на пользу бурятского народа в связи с интересом государства. Одним из выдающихся примеров плодотворной деятельности Иролтуева является… новое положение об инородцах, которое удалось провести в жизнь без особенных затруднений, лишь благодаря влиянию и авторитету Иролтуева. В воздаяние заслуг Пандито Хамбо Ламы Иролтуева пред Россией считаю своим нравственным долгом просить ходатайства в награждении Иролтуева за выдающиеся отличия орденом святого Станислава 1-й степени». [ГАЧО, ф.1общ., оп.1, д.9758, лл.121,122].

 

После отставки Хамбо Лама вернулся в Ацагатский дацан. В 1913 году Хамбо Иролтуев вместе с Агваном Доржиевым на ацагатском Аршане у подножия Сагаан Ундэр организовал школу тибетско-монгольской медицины. Центральное место в школе занимает «Мамба дуган». Были построены лазарет, здание медицинской школы. Для лам, лекарей и хувараков на средства Хамбо Иролтуева было выстроено 9 домов. Хамбо Иролтуев разработал рецептурный справочник на более чем 300 болезней, «Жор». «Имя Иролтуева было прославлено среди бурятского населения, как хороший лекарь эмчи, поэтому к месту его пребывания со всей Бурятии стекались люди, подобно текущим водам – все те, кто страдал каким-либо недугом. С тех пор эта местность стала называться Ацагатский аршан…» [Нацов, с.103]. 

 

В ноябре 1918 года в Эгитуйском дацане Хамбо Лама Чойнзон Иролтуев совершил уход. Тело его было привезено в Шолоты и предано земле недалеко от родного дацана. В 1919 году тело его было эксгумировано и сожжено согласно ритуала, урну с прахом поместили в субурган в северной части школы тибетско-монгольской дисциплины. 

 

2622
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии