Бурятия в лицах

Ахалдаев Жимба

III ПАНДИТО ХАМБО ЛАМА 1780-1797

 

Его отец Ахалдай из рода хатагинов пришел в Россию в 1718 году. «У Сайн хана были жестокие законы и суровые правление, а на земле белого царя мир и спокойствие. Прослышав об этом, Ахалдай и Буда, взяв с собой с десяток своих родственников, отправились в западном направлении… Затем они перешли границу и прибыли в местность Тамча. Они были приняты в подданство русского царя и зачислены в подгородный род» [Бичихан запискэ, с.148]. Так был создан славные подгородный род из более 20 этнических групп под городом Селенгинском. И прославили свой род его лучшие сыновья -  Хамбо Ламы Тамчинского дацана. И один из них – Пандито Хамбо Лама Жимба Ахалдаев, основатель Тамчинского дацана «Гандэн Даржайлинг», в будущем центра российского буддизма, резиденции Пандито Хамбо Лам.

 

О годах обучения будущего Хамбо мы встречаем записи в Бурятских летописях. Через 3-4 года Ахалдай отправил своего десятилетнего сына в Да-Хурэ на обучение. У Тобоева мы находим год отправления на учебу Ахалдаева – 1721. «Представитель Селенгинского подгородного рода из отока хатагин Лубсан Жимба Ахалдаев отправился для изучения буддийских вероучений в Ургу к Джебзун Дамбе Хутухте. Будучи учеником у Манжушри Мэргэ Хамбы, он освоил догматы ламаистской религии, возвратившись обратно, стал проповедовать учение по ургинскому образцу» [Ломбоцыренов, с.113]. Существует предание: «Когда он окончил учиться, наставлявший его Манзушири Номон-хаган лама приказал ему пойти в амбар и наугад взять оттуда книгу и маленького бурхана. Принесенными предметами таинственно определилась судьба уезжавшего. «Ты сам будешь иметь до 100000 учеников!» - изрек Манзушири лама на прощание» [Ухтомский, с.14].

 

По окончании обучения Жимба Ахалдаев вернулся домой и поступил учеником в Хамбо Заяеву в Цонгольский дацан. «Во времена Хамбо Ламы Заягина Ахалдайн был сотник ламой, затем получил звание соржо ламы» [Ломбоцыренов, с.114]. Но вскоре он уходит к своим сородичам и основывает в 1740 г. войлочный дуган в долине реки Темник. Год основания Гусиноозерского дацана не у всех исследователей и в исторических хрониках совпадает. Место для основания дацана помогает выбрать Зая Хамбо. В статье Н. Бадмаринчинова «Завет Зая Хамбо»: «Совершенно детективной является история соперничества Цонгольского и Тамчинского дацанов. Наверное, не стоит драматизировать тот факт, так как переход первенства к Тамчинскому дацану был предопределен Зая Хамбо…». В «Истории распространения буддийской религии в Бурятии» Буян Далай доромбы написал: «Жимба Ахалдаев хатагинского рода, окончив обучение в монастыре Маджушри-хийд в Монголии, вернулся на родину и решил построить храм, чтоб проводить там хуралы. Хотя Жимба лама имел намерение возвести храм на западном берегу Хулэн-Нуура (Гусиного озера), один он не решался взяться за дело. Поэтому он поступил учеником к ламе Заяину в Цонгольский дацан. Впоследствии он пригласил Зая Хамбо и ламу Шанжадбу Баатарай для поиска подходящего места на запдном берегу Хулэн-Нуура. В результате подтвердилось, что место благоприятное. Таким образом был возведен Хулэн дацан. Поскольку двое досточтимых лам были приглашены в Ноехон, их проводили туда на лошадях в повозке. Баатарай лама, обратившись к Хамбо Ламе, спросили: «Зачем же вы отдали им землю, которая станет центром управления религии?». Зая Хамбо ответил: «Когда мы втроем (Заяин, Баатарай ламхай и Дахуулайн ламхай) были в тангутских и монгольских землях, мы посвящали свои усилия не только цонгольскому роду, поэтому мы должны стремиться к благу религий для всех бурятских родов». Поистине пророческие, полые гордости за свой бурятский народ, мудрые слова. Хамбо Лама Заяев предвидел, что будущее объединение бурятских родов, дальнейшее развитие буддизма и его распространение будут происходить из Тамчинского дацана.

 

«В 1750-х годах ширээтэ лама из Селенгинского подгородного хурладского рода Шираб Андахай и сотник да-лама из хатагинского рода Лубсан Жимба Ахалдайн возвели дуган на правом берегу р. Темник в местности Ундэр Шихой и начали совершать хуралы. Вскоре на этом месте был построен деревянный дацан» [Ломбоцыренов, с.112]. Авторитет Жимбы Ахалдаева возрастает и постепенно вокруг него группируются ламы, закончившие духовное образование в монгольских монастырях. Если Цонгольский дацан во всем следовал традиции тибетского монастыря «Балдан Брайбун», то в левобережных дацанах Жимбы Ахалдаева «вся постановка дацанского культа и богословского образования подчинялась образцам ведущего монастыря монгольской ламаистской церкви» [Галданова, с.56]. В 1750 году построен дуган из дерева, впоследствии дуган превратится в большой монастырский комплекс со множеством дуганов, школой.

 

В 1753 году, когда Иркутская провинциальная канцелярия утвердила Заяева в должности главного ламы бурятских дацанов, то влиятельная родовая часть хатагинов составила приговор и обратилась в Селенгинск с ходатайством о назначении главным ламой Жимбы Ахалдаева. В ответ селенгинский бригадир Якобий 1 июля 1753 года приказал «быть Ахалдаеву во всем под ведомством и дирекцией в послушании у цонгольского главного ламы, отнюдь не чинить без ведома оного ламы, для того, что помянутый лама главный определен над всеми ламами, в которых бы улусах ни были» [Румянцев, с.9]. 

 

После ухода Хамбо Ламы Заяева селенгинские ламы активизировались за управление бурятскими монастырями. Как мы знаем о вышеназванных событиях, о выдаче двух дипломов Хэтырхееву и Ахалдаеву, и благодаря бесстрашному поступку ламы Будаева (делегата от Ахалдаева), его мистической переправе через бушующий Байкал, пять левобережных дацанов - Хул Нурский (Гусиноозерский), Дэристуйский, Ичетуйский, Ацайский, Бургалтайский – обрели автономию и своего Пандито Хамбо Ламу. В 1783 году Указом от 11 июля Жимба Ахалдаев возведен на должность Пандито Хамбо Ламы пяти левобережных селенгинских дацанов и в них утверждалось 75 штатных лам. В Указе подчеркивалось, что в вопросах, касающихся всего буддийского духовенства, решения принимать в согласии с ширээтэ цонгольских кумирен, т.е. с Хэтырхеевым. В 1797 году Хамбо Лама Жимба Ахалдаев уходит в нирвану. Основатель знаменитого Тамчинского дацана, резиденции Пандито Хамбо Лам, в течение столетия являвшегося оплотом и центром буддизма в Российской империи. Заслуга его в распространении Дхармы неизмерима. 

 

В 2007 году на родине Ахалдаева в местности Хонин-Нюга (Бараний луг) в Селенгинском районе был возведён субурган посвящённый Хамбо ламе, проявившему величайшее упорство в достижении своей цели – добиться для основанного им Тамчинского дацана первенствующего статуса среди бурятских буддийских монастырей.

 

Г.Г. Чимитдоржин, Институт Пандито Хамбо Лам 1764-2004гг, Улан-Удэ, 2004

 

9221
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии